Музей МГТС

Михаил Дегтярь: Первая телефонная станция открылась в Москве в 1882 году, и уже в 1904 году в этом здании, в Милютинском переулке, дом № 5 начала работать центральная телефонная станция на 60 тысяч абонентов. Здесь сидели легендарные барышни, которые с помощью штекеров соединяли между собой счастливых обладателей телефонных аппаратов. Об истории и сегодняшнем дне московской городской телефонной сети мы и расскажем вам в этом выпуске программы «Репортёр».

В начале 20-ого века москвичи звонили друг другу при помощи ручного телефонного коммутатора. Первые такие коммутаторы были установлены в этом, специально построенном для телефонной станции, здании. Из квартир счастливых обладателей телефонов сюда протянули телефонные провода по телеграфным столбам. Абонентов соединяли между собой телефонистки, к которым обращались с уважением и нежностью. Первая фраза разговора обычно была такой: «Алло, милая барышня, соедините меня, пожалуйста.....» и далее назвался номер. Кстати, первые московские номера состояли всего из трёх цифр.

Лидия Макридина, директор музея МГТС: Телефонистка, используя наушники и эту трубочку, подключалась к абоненту, опрашивала абонента и соединяла с абонентом — названным номером, на этом коммутаторе. Если на этом коммутаторе не было названного номера, то она голосом передавала нужный номер другой, соседней телефонистке. Вот поэтому-то и тяжёлая работа была, потому что в зале всё время стоял шум.

Михаил Дегтярь: По тем временам барышни-телефонистки получали немалые деньги — 30 рублей в месяц. Для сравнения, у квалифицированного рабочего зарплата была тогда 12 рублей. При поступлении на работу к девушкам предъявляли особые требования. Возраст должен был быть от 18 до 25 лет, а размах рук не менее 154 сантиметров, чтобы, не вставая со стула у коммутатора, телефонистка могла дотянуться штекером до самых верхних его гнёзд.

Екатерина Маломуж: Ну насколько я знаю, в телефонистки шли девушки из обнищавших благородных семей. Девушка обязательно должна была быть высокого роста и незамужняя, чтобы ничего не отвлекало её от работы. Ну работа была очень престижной.

Марина Маркова: Помимо того, что барышня должна была быть незамужней, она ещё к тому же должна была быть скромной, так как ей невольно приходилось прослушивать разговоры клиентов, и чтобы не разносить эту информацию за пределы работы она, естественно, должна была быть скромной барышней. Ещё хочу сказать про платья. На самом деле очень красивые и удобные платья, когда их одеваешь, чувствуешь себя настоящей барышней 19-ого века. К тому же эти платья скрывают некоторые недостатки фигуры.

Михаил Дегтярь: В июле 1882 года в газете «Московские ведомости» был опубликован первый абонентский список из 26-ти номеров. Телефонная связь стоила дорого. Частное лицо платило за эту услугу 250 рублей в год, правительственные и городские учреждения — 125 рублей. Для сравнения, в то время самую дорогую хорьковую шубу можно было купить за 85 рублей. Но первыми абонентами Московской телефонной сети были серьёзные компании: страховые общества, ведущие московские театры, крупнейшие рестораны и банкирские дома, а также богатейшие люди Москвы. Телефон в Москве стал модной диковинкой, и их владельцы не скупились на аппараты с редким дизайном и дорогими украшениями. Такими, например, как этот телефон в виде кофемолки или этот, напоминающий Эйфелеву башню в Париже. Но самый роскошный телефон из слоновой кости, инкрустированный золотом, был подарен императору Николаю II. Когда в 1903 году он прибыл в Москву, владельцы Московской телефонной сети решили обеспечить его связью. Коммутатор, естественно, они решили установить прямо в Кремле. Николай II был так доволен подарком и качеством телефонной связи, что одарил весь персонал коммутатора ювелирными украшениями. К сожалению, личный телефон царя из слоновой кости бесследно исчез после Октябрьской революции. Ну а барышни-телефонистки стали не нужны в 1930-ом году, именно в этом году в Москве начала работу первая телефонная автоматическая станция машинной системы АТС-В1, теперь это музейный экспонат.

Лидия Макридина: Вот мы набираем номер 231-02-50. работают искатели (слышен звонок). Прошло соединение с другим абонентом. Кладем трубочку, искатели группового искания уходят в отбой. Эта автоматическая телефонная станция проработала в Москве 68 лет и была выключена в 1998 году. За такое количество лет работы этого оборудования она была включена в техническую книгу рекордов Гиннеса.

Михаил Дегтярь: После Великой отечественной войны на смену машинным АТС пришли декадно-шаговые, которые позволили улучшить качество связи и увеличить емкость сети. Это было как нельзя кстати, ведь в 60-ые годы 20 ого века в Москве ежегодно сдавалось около 120 тысяч квадратных метров, и новосёлам натерпелось иметь собственный телефон. И уже к сентябрю 1967 года число московских абонентов достигло первого миллиона.

Екатерина Невская, пресс-секретарь МГТС: Есть у МГТС такой номер, очень красивый и легко запоминающийся, — 123-45-67 — но никто его уже давно не хочет брать. Почему? Дело всё в том, что в фильме «Вокзал для двоих» герой Олега Басилашвили называет этот номер героине Людмилы Гурченко. и каждый раз после выхода этого фильма на экраны на номер начинается шквал звонков. Ну, по-видимому, поклонницы Олега Басилашвили считают, что это действительно его телефон. Этот номер был у нескольких людей, и каждый раз они от него отказывались, потому что ну просто мешает жить. И сейчас этот номер переведён в разряд резервных

(соответствующий сюжет из фильма «Вокзал для двоих»)

Михаил Дегтярь: Это святая святых Московской городской телефонной сети — телефонный коллектор. Объект очень высокой степени секретности, ведь в этих кабелях находится доступ к 4 млн 300 тысячам московских абонентов. Сегодня эти старые свинцовые кабели МГТС меняет на новые, оптико-волоконные. Они позволят значительно улучшить качество телефонной связи в Москве и разгрузить коллектор. А пока у каждого такого кабеля свой порядковый номер, заложенный в компьютер., благодаря этому специалисты легко находят в таком невероятном скоплении кабелей повреждённый и быстро устраняют неисправность.

Роман Саморуков, инженер кабельной службы: Ну это, на самом деле, очень сложная работа, т. е. в кабеле, допустим вот в этом, идёт порядка 200 — 400 жил. Естественно, специалист должен быть, как бы, компетентен, чтобы смочь отремонтировать это.

Михаил Дегтярь: Так выглядит сегодня один из телефонных узлов Москвы. Здесь, как и везде сейчас в столице, постепенно переходят на самую современную в мире телефонную связь — цифровую. Некоторым москвичам дополнительные цифры в телефонном номере — 495 и 499 — создают некоторые неудобства, но большинство с пониманием относится к внедрению новейших технологий.

Замира Цоголова: Работой я очень довольна, и не только я, а даже наш весь дом. Очень хорошее обслуживание. Если какие-то есть там вопросы к телефонным работникам, они прежде поговорят, скажут, что надо делать и как надо, и мы быстро исправляемся.

Михаил Дегтярь: Благодаря цифровой связи часть абонентов уже сегодня может получить большее количество услуг, таких как отправка коротких текстовых СМС-сообщений, будильник, переадресация вызова на другой номер, конференц-связь, когда между собой одновременно могут говорить сразу несколько человек. Но, несмотря на все эти замечательные услуги, всё же часто спорят — а не вытеснит ли мобильная связь стационарные телефоны из квартир москвичей?

Денис Лобанов, заместитель генерального директора МГТС: К фиксированному телефону люди просто привыкли. Он является таким же атрибутом квартиры, как, наверное, входная дверь. Даже, когда в Москве был энергетический кризис, и половина Москвы была без света, наши телефоны работали. Вы не замечали, что качество связи фиксированной связи выше, чем сотовой связи? А цена вопроса? Плата за фиксированный телефон совокупно значительно ниже, чем плата за сотовый телефон.

Михаил Дегтярь: 13 июля 2007 года телефонной связи в Москве исполнилось 125 лет. Этот праздник и мы решили отметить в семье Двойченковых, ведь все взрослые члены этой семьи — это 9 человек — работают в МГТС. В отделе кадров компании нам сообщили, что общий стаж династии Двойченковых составляет 187 лет.

Татьяна Двойченкова: Наглядный пример — это наши родители, Двойченкова Лидия Ивановна и Двойченкова Любовь Николаевна, они являются родоначальниками нашей династии. И, наверное, своим примером, своим отношением к работе, своей любовью к сети они вот, так сказать, со своей стороны привили интерес, и мы — их дети, заинтересовались, понравилось нам. Ведь телефон настолько доступен, присутствует в каждой семье, и было интересно узнать, а как же там всё устроено, а как же это всё работает. Поэтому было стремление, было желание работать именно в Московской городской телефонной сети.

Игорь Токарев: Мы очень любим футбол. И вот в один из вечеров, посвященных спортсменам, были приглашены и работники других отделов. И в этот вечер я увидел свою вторую половину, Галочку свою. И вот с того вечера и по сей день, уже 10 лет, мы живём вместе, воспитываем двух детей. И надеюсь, что рано или поздно, когда они вырастут, они тоже придут на телефонную сеть.

Михаил Дегтярь: Глядя на этих людей, понимаешь, что какими бы совершенными не были технические достижения, в итоге всё решает человек. Человек, для которого работа смысл всей его жизни. И в Московской городской телефонной сети гордятся, что у них работают такие люди.

29 Сентября 2007